Стрж

Стрж, дом Чапека
Стрж, дом Чапека

Именно так, очень по-чешски, без всяких гласных, называется красивейший уголок южной Чехии – загородная усадьба одного из самых знаменитых писателей этой страны Карела Чапека.

Поселок Стара Хуть (Stará Huť) расположен примерно в 40 километрах к югу от центра Праги. До одноименной станции мы доехали на небольшом, разукрашенном в желтые цвета поезде. От главного вокзала чешской столицы это заняло около часа пути. Официальное название усадьбы, Стрж в Старой Хути (Strž ve Staré Huti), происходит от местного водоема.

Как раз мимо него и повела нас дорога к Чапеку после того, как мы проследовали живописными, чистенькими улочками поселка и вышли в пшенично-маковые поля. Примерно через полчаса неспешной ходьбы мы оказались перед воротами усадьбы.

Асфальтовая дорожка, ведущая к дому, по обе стороны симметрично обсажена хостами. Здесь же яблони, густые кустарники и декоративные скамейки. В Чехии, особенно загородной, вообще много света и воздуха – следствие открытого пространства, сформированного межгорьями. И поэтому из затененной аллеи попадаешь на светлую площадку перед домом словно внезапно. Справа на входе каменный сарай с черепичной крышей, колонка старинной конструкции, просторная каменная беседка, обвитая плющом. Слева – маленький ресторанчик для гостей усадьбы.

Сам дом двухэтажный, с мансардой, которая, как выясняется позже, тоже использована под музейные экспонаты. Встретившая нас смотрительница спросила, хотим ли мы осмотреть сначала музей или сразу пойдем за дом, в ландшафтную часть. Конечно, мы попросились в музей и нам открыли двери. В прихожей есть магазинчик с сувенирами и открытками. Мы купили живописный календарик на ботаническую тему и прошли в комнаты первого этажа. Он, очевидно, претерпел наибольшие изменения в ходе превращения жилого дома в музей. На стенах и стендах немало документальных свидетельств, снимков, газетных статей, книг, относящихся как непосредственно к Чапеку, так и к его эпохе. Здесь, наряду с экспозицией, устроен небольшой кинозальчик, где служители продемонстрируют кадры чехословацкой хроники 20-х – 30-х годов прошлого века. Второй этаж дома, хотя тоже сугубо музейный, в большей степени несет в себе следы своего обитателя, черты «живого» Чапека. Он наполнен мебелью, поделками, предметами обихода, книгами и журналами с автографами и пометками писателя, множеством трогательных бытовых мелочей. Не хватает, кажется, только увядших листьев, которые гонял бы по полу ветер. А место для этого в доме есть. Выставочный материал расположен очень продуманно: несмотря на его обилие, комнаты выглядят светлыми и просторными. Еще лестницей выше, уже в помещении мансарды, представлена экспозиция, посвященная, в основном, Ольге Шайнпфлюговой – жене, другу и многолетней спутнице Чапека. Ольга была очень талантливой драматической актрисой (без малого 40 лет театральной карьеры и смерть прямо на сцене во время спектакля) и тоже довольно известной писательницей с немалым литературным наследием. Самого Карела она пережила на 30 лет, во время оккупации спасла от гестапо его архив (кстати, именно здесь же, в усадьбе Стрж) и вообще очень много сделала для сохранения памяти о своем знаменитом муже. Они и похоронены вместе на Вышеградском кладбище Праги. А сама усадьба в наши дни принадлежит ее наследникам.

После осмотра всех помещений мы обогнули дом и попали на ландшафтный простор чапековского поместья. Именно простор, поскольку сразу выясняется, что с этой стороны усадьба ничем не огорожена и перед вашими глазами – милая загородная Чехия. Прямо рядом с верандой на задней стороне дома – можжевельник и ирисы. Немного подальше – небольшой островок с деревянным мостиком через канавку и миниатюрный искусственный пруд с лилиями и ряской. Его резиновая подложка выполнена в форме следа от сапога. С правой стороны в отдалении – садовая скамейка, сооруженная из распиленного вдоль древесного ствола. И, что удивительно, – видишь ее в прекрасном, загадочном ракурсе сквозь ветви склоненного клена. Они образуют, как бы, арочный свод и как раз через него просматривается скамейка. Сидящий на ней находится словно не на открытом пространстве, а в кабинете. Причем такая точка наблюдения – всего одна. Буквально пара шагов в сторону – ракурс уходит и впечатление уже совсем другое. Остается только гадать, что это: случайность, сотворенная природой или, все же, воплощенный человеческий замысел? Или третье, самое грандиозное: замысел природы?

Владельцем усадьбы Стрж Карел Чапек стал всего за три с небольшим года до своей ранней смерти: она была подарком к их с Ольгой свадьбе. Писатель был очень рад возможности преобразовать к лучшему доставшуюся ему землю и принялся трудиться не жалея сил. Причем, не только, как организатор, заказчик и проектировщик. Существует немало свидетельств о том, что Чапек и сам, с лопатой в руках, вместе с рабочими благоустраивал парковые объекты. И ему удалось успеть очень многое. Известна трогательная истории о спасении могучей ивы, которая была сильно повреждена неожиданно налетевшей непогодой в один из дней последнего лета писателя. Надломленное дерево наклонилось над бегущим рядом ручьем, но еще держалось за землю, и Чапек принял срочные меры для его спасения. И, опять же, лично участвовал в проведении работ. Потом, в течение многих лет, еще даже в первые годы нынешнего века, гостям Стржа показывали сохраненную усилиями писателя достопримечательность. Конечно, мы спросили о ней у смотрительницы усадьбы. Выяснилось, что время, к сожалению, неумолимо и сейчас старой ивы уже нет.

Любовь к растениям, благоустройству природы, занимала, конечно, не центральное, но, все же, заметное место в творчестве Чапека. Само слово «сад», названия различных растений неоднократно мелькают в названиях его произведений. И самым значительным здесь является, конечно же, цикл рассказов «Год садовода», написанный с легкостью, юмором и безусловным знанием предмета. Примечательно, что книга была изящно и обильно проиллюстрирована Йозефом Чапеком – замечательным чешским художником и графиком, старшим братом и всегдашним единомышленником писателя.

Покидая усадьбу Стрж и направляясь на станцию к коротенькому желтому поезду до Праги, преисполняешься благодарности к прекрасному талантливому человеку, оставившему после себя столь яркие и нужные людям творения: написанные книги и преобразованную землю.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *