19Сады Альбера Кана в Париже – неповторимый образец садово-паркового искусства. Они состоят из нескольких частей, представляющих ландшафты и растительность разных стран и континентов, при этом объединенных общим замыслом, символизирующим взаимосвязь и неразрывность всего живого на планете Земля.

Сады были заложены в конце 19-го века и постепенно расширялись, воплощая шаг за шагом замыслы своего создателя. С тех пор они периодически реконструировались, дорабатывались, восстанавливались после урагана, и в наши дни являются уникальным объектом, единственным в своем роде творением, повествующем языком ландшафтного дизайна о красоте, неповторимости и единстве мира.

Когда мы приехали в ближайший юго-западный пригород Парижа Булонь-Бийянкур, то сразу почувствовали его свежесть и очарование. Здесь нет большого количества туристов, во всем – полный порядок, ухоженность и чистота.

Проходишь от метро мимо знаменитого стадиона «Стад де Франс», идешь к реке и невдалеке от набережной находишь замечательный зеленый островок – сады Альбера Кана (Les Jardins Albert Kahn). Это место уникально даже по меркам такого великого города, как Париж.

А среди многочисленных садов и парков Франции они по праву считается выдающимся произведением искусства. В конце 19-го века преуспевающий банкир, путешественник и мечтатель Альбер Кан задумал воплотить идею единства и взаимосвязи между народами, населяющими нашу планету, в саде.

Вообще-то, об Альбере Кане можно много чего рассказать, личностью он был более чем замечательной. Но мы посвятим нашу заметку только его парижским садам. Так вот, по замыслу разные части должны были гармонично соседствовать и плавно перетекать друг в друга. Посетитель, бродя по садам, как бы, совершал путешествие по разным странам и континентам в миниатюре. А для этого каждый определенному участку надлежало максимально точно символизировать и воспроизводить соответствующую местность.

Начало было положено тем, что в 1893 году Кан купил на самом берегу Сены 4 га земли. И начал преображение этого участка с устройства самого естественного сада: французского. К работе был привлечен известный ландшафтный дизайнер специалист именно в данной тематике Ахиллес Дюшен.

Он подошел к заказу в высшей степени творчески и реализовал уникальную идею: его сад предстал как смешение классического стиля эпохи обустройства загородного ансамбля в Версале и современных ему садово-архитектурных направлений, которые господствовали на рубеже 19-20 вв.

sad_albert_kann_ (17)Он создает квадратный в плане партер. Вокруг устраивается бордюром, цвет которого в каждый конкретный момент зависит от состояния образующих его растений и потому в разные сезоны выглядит по-разному. Вплотную к нему еще один участок правильной формы, отданный под розарий.

Сорта использованы самые разнообразные, высота кустов чередуется, часть растений оплетает аркаду и все это вместе создает ощущение мощной розовой стихии. Пока все по классике. И вот тут-то Дюшен идет на смелое и неожиданное модернистское новшество: он добавляет к уже созданной композиции фруктовый сад, т.е. самые настоящие плодоносные деревья.

Мало того, мастер их не просто использовал, а устроил из них самую настоящую художественную композицию. Кроны фруктовых деревьев художественно оформлены: по периметру квадрата это пальметты, а в середине газона – разнообразные геометрические формы.

Следующим шагом в воплощении грандиозного замысла Альбера Кана стал английский сад, задуманный по соседству с французским. Теперь он уже не привлекает знаменитых мастеров, а работает над проектом самостоятельно.

Практическое воплощение поручается его главному садовнику Луи Пикару. В общем-то, здесь и изначально все располагало к успешному претворению замысла: имелся ровный газон, маленькая тихая речка, прудик с небольшим островочком, кустарник, мостик, домик. Т.е. почти все элементы для создания именно английского сада были в распоряжении творцов.

Не хватало, правда, деревьев. Но это природный пробел начали устранять в первую очередь путем высаживания довольно крупных деревьев. Следует отметить, что в наши дни этот участок садов Альбера Кана выглядит несколько иначе, чем при первоначальном обустройстве. После второй мировой войны он подвергся перепланировке, причем в результате ее стал, вероятно, еще более «английским». По крайней мере, первичный плоский ландшафт был преобразован в холмистый, что было достигнуто за счет использования привозного грунта и камня.

Сейчас по периметру поляны высажены липы, платаны, клены и инжир. Центральная часть засажена кустарником и цветами. Речка, мостик и маленький коттедж делают общую ландшафтную композицию умиротворенной и располагающей к спокойному созерцанию природных красот.

После этого Кан как раз и начинает вплотную реализовывать свою идею плавного взаимного перетекания одних частей сада в другие. Он обустраивает один за другим три участка, названных «лесами».

Первый из – Вогезский лес, где воссоздается типичная природа той местности, откуда был родом сам Альбер Кан. Вогезы – гористый район, занимающий северо-восток Франции. Причем, здесь устроено все именно так, как оно есть в реальных вогезских горах: три различных участка расположены на разных высотах и демонстрируют изменение растительности и ландшафта по мере подъема в гору или спуска с горы.

Далее идет Золотой лес, который символизирует Эльзас. В реальности эта относительно низменная местность лежит сразу за Вогезами, если двигаться на восток. И Кан блестяще копирует реальную территорию Франции на участках своего сада. Посетитель как бы спускается с гор в долину. Это лес лиственных деревьев и он получил свое название в соответствии с цветом их осеннего наряда. А еще дальше и ниже устроено настоящее болото, как тому и положено быть в самой низине. Прелестное место, на котором тоже все точь-в-точь, как в реальной природе: лилии, ряска и камыш.

И последний из лесов рядом с болотом – Голубой. Он практически целиком состоит из хвойных деревьев, в основном атласских кедров (они росли здесь изначально) и добавленных к ним голубых елей, которые специально привезли из Северной Америки. И в этом у Кана тоже прослеживается идея взаимосвязи и единства различных континентов нашей планеты.

sad_albert_kann_ (9)Японию Альбер Кан впервые посетил по делам своего бизнеса в 1898 году. Страна произвела на него грандиозное впечатление. Увидев японскую природу, познакомившись с культурой и философией, банкир решает непременно завести в своем парижском саду участок, посвященный Японии. Тем более, что это прекрасно вписывалось в воплощение общемировой объединительной концепции.

Он сразу же привозит с собой во Францию некоторый материал для будущего участка, подаренный императором, и сам планирует его первый этап – японскую деревню. И реализация блестяще удается. Здесь все – как в садах самой Японии: крупные деревья, огромные валуны, обилие гальки, декоративные, художественно оформленные кустарники, бонсай и фонари.

Позже на участке был установлен и настоящий чайный домик. Надо сказать, что уже через много лет после смерти Альбера Кана японский сад подвергся значительной реконструкции и сейчас его вид несколько отличается от первоначального.

В 1988 году была задумана и осуществлена масштабная переделка, основным смыслом которой было повествование языком живой природы об основных этапах в жизни создателя сада. Работали японские мастера, использовавшие весь многовековой опыт и арсенал восточной ландшафтной архитектуры. И созданный ими современный японский сад является данью грандиозного уважения выдающемуся общественному деятелю, мыслителю и гуманисту.

Вообще-то у этих садов была непростая судьба. Первоначально они, естественно, не имели общественного статуса и посещались только гостями своего создателя. В 1929 году разразился тяжелейший экономический и финансовый кризис.

Кан, к тому времени вложивший огромные средства в весьма затратные, общественно значимые проекты, в одночасье обанкротился и судьба его детища оказалась в чужих руках. Как и все  прочее имущество, сады однозначно пошли бы с молотка, причем не целиком, а частями, и их красота и значимость были бы неизбежно утрачены. Хлопоты друзей и многочисленные ходатайства привели к тому, что сады Кана были выкуплены местными властями целиком, в существующем виде и в 1937 году открыты для посетителей.

Они больше не принадлежали Альберу Кану, хотя старик заботился о них до самой своей смерти. И эти сады стали ему вечным памятником, лучшим и прекраснейшим из всех возможных.    

  

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Website is Protected by WordPress Protection from eDarpan.com.